Бездна смотрит в тебя

Spencer Murphy, Ingrid Luche, Meryl Meisler.

An Independent Publisher of New Photographic Art

Spencer Murphy

Спенсер родился в 1978 году в пригороде Кента. Его детство прошло в относительной изоляции, в милях от ближайшей школы или ближайшего магазина, поэтому он часто оставался наедине со своим воображением, окруженный лесом — своей игровой площадкой. Именно это богатое воображение и открытие для себя старых номеров журналов Life и National Geographic, принадлежавших его маме, пробудили в 11 -летнем Спенсере столь раннюю тягу к фотографии. В результате, родители купили мальчику первую камеру, и его творческие способности стали быстро раскрываться в фотографии. Сейчас Спенсер живёт и работает в Лондоне, проводя время за созданием собственных произведений искусства и выполнением заказов на съёмку. Он внёс свой вклад во многие издания, например, The Guardian Weekend, The Telegraph Magazine, Time, Monocle и Wallpaper. Его фотографии были также опубликованы в Rolling Stone Magazine, GQ и Dased и Confused. Работы Спенсера выставлялись по всей Европе и Северной Америке, он был назван одним из начинающих фотографов на фестивале Hyeres. Кроме того, он 7 раз участвовал в выставке Taylor Wessing Portrait Prize в Национальной Портретной Галерее, начиная с 2006 года и до 2013, когда он был объявлен абсолютным победителем. Сейчас его произведения хранятся в постоянном собрании Nature Publishing Group. Сегодня мы делимся серией его фотографий под названием «Бездна смотрит в тебя».

See more
{dich}«И если ты долго смотришь в бездну, то бездна смотрит в тебя.»—  Фридрих Ницше, За гранью добра и зла.{/dich}

«Будучи фотографом, я делал разные снимки, в которых узнавал что-то внутри себя — чувство, как будто ты пойман в ловушку, но в тоже время бесконечно паришь во времени и пространстве, смесь надежды и отчаяния, разочарования и красоты. Возможно, осознание того, что ты проживаешь конечную жизнь в бесконечной Вселенной. На бессознательном уровне я всегда надеялся запечатлеть эту дихотомию с тех пор, как начал заниматься фотографией. Я вырос в отдалённом уголке пригорода Кента в компании лишь моего воображения и леса вокруг. Вскоре я обнаружил, что встаю рано утром для того, чтобы успеть поймать отблески рассвета, игру света на лесной почве, отчаянно надеясь, что, когда фотографии будут сделаны, мне удастся передать хотя бы частицу той необыкновенной красоты и печали, которые, как мне казалось, ход жизни накладывает на мир природы. Иногда снимки удавались, иногда — нет.

С течением времени у меня возникла необходимость превратить своё увлечение фотографией в работу, и я научился этому, но меня никогда не покидала наивная вера в то, что за этим миром существует ещё один мир, спрятанный за вуалью, которая время от времени спадает и приоткрывает бесконечность для тех, кто хочет её увидеть. И порой я обнаруживал, что смотрю на снимки (иногда это были пейзажи, иногда портреты) и чувствую то же самое, что ощущал ребенком, когда исследовал леса. Это как раз те фотографии. Хотя они могут показаться совсем не связанными друг с другом, каждая работа отображает то, что Швейцарский историк искусства Beat Wyss в обсуждении картины Каспара Давида Фридриха „Монах у моря“ назвал „открытое столкновение на предельной скорости между эго и космосом“. Проистекая из принципов романтизма, они отражают мои чувства и мою реакцию на столкновение с величественностью природы. Это фотографии обо мне и о том, что намекает на необъятные просторы жизни и Вселенной, неважно, насколько это необыкновенно или обыденно».

Contemporary Art Daily

Ingrid Luche at Air de Paris

В некоторых случаях работы Ингрид Люш находят своё вдохновение непосредственно в контексте выставки. Иногда играя с постоянством видения тех мест, в которых она бывала или которые она просто придумала, её интригующие произведения бросают вызов нашему восприятию пространства, в частности, создавая некие промежуточные временные рамки: больше не существующее настоящее или уже увиденное будущее.

Поводом для четвёртой сольной выставки Ингрид Люш стало мероприятие, в котором она участвовала до этого. Аналогичным образом, сделав снимки космоса, которые она впоследствии использовала, художница заметила, что вибрации флуоресцентного освещения на Air de Paris создавали эффект волн на её произведениях. Тогда она решила сменить предметное поле и прибегнуть к мотивам из выставки другого художника в своём проекте. Работы, представленные здесь, — это результат создания волнообразного пространства, являющего другую перспективу, которая, помимо всего прочего, основывается на сближении точек в пространстве, что в космологии уже считается теоретически возможным. Среди экспонатов, специально подготовленных для выставки, можно найти и те, что принадлежат к новой, «космической» серии: «Maquette pour une robe à partir de l’œuvre Sternenhimmeltuch (1968) de Sigmar Polke, paraphée I. Luche» (Макет платья на основе работы Зигмара Польке «Ткань звёздного неба», подписанной И.Люш) не только заимствует таинственное название, но также и воспроизводит созвездие, в котором Зигмур Полке в 1968 году написал свою фамилию.  Поверх Люш накладывает свою фамилию и превращает небесную ткань в одно из своих недавних «призрачных платьев». В конце концов, почему бы не использовать чужие звёзды в качестве украшений? Также здесь можно найти увеличенную фотографию книги, содержащей иллюстрацию Ахилесса. Несомненно, общий множитель находится в реальном мире: подставка, с которой бог спрыгнул специально, чтобы увидеть, как погружается в воду.  Иногда бывает трудно сказать, существует ли космос, созданный Ингрид Люш, на самом деле, или же он нам снится. Хотя в конечном итоге, эта несвязность не имеет значения, важна только радость открытий, радость этого нового путешествия в космос. 

Ингрид Люш (родилась в 1971, живёт и работает в Париже) присоединится к Air de Paris в секции «Настоящее будущее» Artissimma, в Турине в ноябре 2015 года. Её постоянная экспозиция «The Gold, the Night & the Noon» («Золото, ночь и луна») находится в Музее фон дер Хейдт в Вуппертале вместе с её «Morceau de Lune» («Кусочком луны»), специально нарисованным для «Beyond Borders», 5 триеннале Бофора в Остенде. Кроме того, она примет участие в «Et nous voici plus bas et plus haut que jamais», групповом шоу, курируемым Винсентом Романи в Галерее Чизо в Киото. 

«The Gold, the Night & the Noon» («Золото, ночь и луна»)

 

ASX

Meryl Meisler: The World That Summer

Все изменилось довольно резко. Голоса детей, работающих на улицах, сменились звуком бульдозера, который сносит дома в послевоенном Нью-Йорке. От смеха девушек с косичками и мальчиков в футболках Monkeys осталось лишь эхо. Летнее радио, установленное на длинных автомобилях, уступило место ненасытному слову — «прогресс». Новый бетон зальет старые улицы, супер-шоссе добавит трафика к большому городу.

Изменения происходят обычно внезапно, сложно уловить их начало. Но мы старались контролировать изменения, которые пришли к нам из движущиеся лавины визуальной культуры и мест, которые испаряются, уступая место «будущему». Клубные дискотеки, катки для роликовых коньков, молы — это места где происходят особо быстрые и заметные изменения. Прогресс приходит в наши воспоминания, в среду, где они живут. Витрина магазина с комиксами заколочена, желтый знак уведомляет нас — комиксы «погибли». Мир, лето, наши воспоминания залиты ослепительным туманом сумрачного света - стоит оглянуться назад. Длинные потные ночи и, те успокаивающие утренние часы, которые проводил пешком возвращаясь из Бронкса — они сформировали большую часть нашего существа. Молодежь с обрывками воспоминаний из дешевого магазина камер. «Вы помните...», «Я помню...». Помним ли мы?

Meryl родилась в Южном Бронксе, выросла в Нью-Йорке. Дочь печатника, внучка еврейских иммигрантов из России, Венгрии и Галиции. После окончания колледжа в Буффало и университета в Мэдисоне, Meryl переехала в Нью-Йорк в 1975 году. Она работала внештатным иллюстратором и фотографом, преподавала искусство в государственных школах Нью-Йорка, продолжает обучать будущих учителей по искусству в Нью-Йоркском университете.

«Чистилище и Рай.» — нахальные 70-е в пригороде и городе.

Издание  Bizarre и  Black Box Gallery выпустили книгу Meryl с большой гордостью. Ее книга — повесть о двух городах. Эра дискотек Бушвика получила всемирное внимание, книга о зените дискотек и еще красивых 80-х. Книга является приквелом, фотографическими мемуарами, американской историей — сладкой, нахальной и с щепоткой тайны.

«Чистилище и Рай» сочетает в себе интимные образы семейной жизни на Лонг-Айленде, наряду с уличной и ночной жизнью. Немного озорная капсула времени очаровывает сегодняшнее поколение. Meryl иллюстрирует свое пришествие в возраст: Южный Бронкс, пригород, тайные клубы, уроки танцев, скауты, школа, выпускные вечера, свадьбы, геи, феминистки, счастливые проститутки, панки, диско, go-go бары, ЛГБТ, уличная жизнь, домашние театры, любовные празднества. Она фотографировала, чтобы самой разобраться во всем этом, останавливала время, переработала и, наконец, поделилась. 70-е были нахальными, и одновременно сладкими.

Вопрос чистилища для Meryl был открытым, и  важным, она не судила людей. Это началось с детского инцидента в 1957 году, тогда говорили: «Вы никогда не попадете в рай, лучшее, что с вами будет это чистилище.», — она была еврейкой. В тот момент Meryl поняла, как важно быть открытым и не судить людей. С первой зарплаты в Нью-Йорке она купила старое издание «Божественной комедии» Данте. Она должна была иметь его в буквальном и переносном смысле. Meryl фотографирует на камеру среднего формата везде, с  большим восторгом.

See more
{dich}«В моих глазах — не вся отрада Рая» — заявляет Данте в 18 песне о Рае.{/dich}

Многие смотрели на Нью-Йорк 70х, как на ад, ну, может быть, чистилище в лучшем случае. Meryl , обладая открытым умом и сердцем, нашла рай на улицах Нью-Йорка и в его ночной жизни. Многие до сих пор не осмеливаются показать этого. 

Книга Meryl Meisler невероятная. Она невероятная по нескольким причинам. Изображения являются искренним взглядом на Нью-Йорк в семидесятых. Есть, конечно, намеки имитации, происходящие в изображениях себя... Заметно влияние Уорхола, возможно Дианы Арбус, Виногранд, и, несколько других художников. Увлекательным является не только капсула времени в Нью-Йорк, но и живая манера, в которой представлены снимки. Вы можете чувствовать себя героями книги. Meisler в находится глубокой любви с ее фотографии. Эта страсть делает книгу невероятно успешной и приносит радость от каждого снимка. Книга манит перемистится в то время и, то место.

Фото на обложке : Meryl Meisler

Перевод: Елена Аристова

Share
Наверх