Юлия Абзалтдинова

Москва, Россия.
Юля, привет! Давай, для начала, познакомимся. Мы знаем, что ты из Екатеринбурга, училась в школе Родченко. Ты фотографируешь с девятого класса, т.е. ты сразу после школы поступила в университет, связанный с фотографией, или ты сначала обучалась в какой-нибудь другой сфере?

Привет. Окончила я 11 классов, то есть, ещё будучи два года в школе, я снимала на папин Зенит. После окончания школы я поступила в Уральский государственный экономический университет и получила специальность экономиста-менеджера в тяжёлой промышленности. Практику я проходила в одной из ведущих консалтинговых компаний по внедрению, уникальной тогда в России, системы управления производством под названием Lean production. У меня была успешная карьера, но в 2009 году после приезда из Японии (прим. там я проходила стажировку по изучению японского языка) я пришла к директору и сказала, что решила сменить свою деятельность на фотографа и уволилась. И далее я решила учиться фотографии, но история с этим была немного странной. Так скажем, у меня было постоянное постобучение: сначала я экспериментировала с видами съёмок, а потом шла на те или иные курсы (фотошколы) и конкретно этому училась. Как бы проверяла и дополняла свои интуитивные навыки.

Что самое важное ты почерпнула в фотошколах? 

После поездки в Японию я организовала в Екатеринбурге первую свою выставку в Доме дружбы народов. На тот момент я ещё нигде не училась фотографии. Стартовая выставка была хорошей и после неё я решила пойти на базовые курсы в частной фотошколе. Помню, я сняла портреты музыкантов для альбома и после этого поступила на курсы портретной фотографии. Потом был ещё ряд точечных обучений — я как бы вытягивала из фотографического образования те знания, что мне нужны были здесь и сейчас. Это заняло у меня год или полтора. После этого я переехала на год жить в Сочи, а по окончании годичного пребывания решила поступить в Московскую школу фотографии и мультимедиа имени Александра Родченко (Школа Родченко). 

Фото из серии: «Паспорт болельщика»

Помнишь свои первые опыты?

Первыми опытами были учебные задания и в основном рефлексия повседневности и, конечно, семейная фотодокументация. Ничего, выдающегося на тот момент. 

Расскажи про серию «Паспорт болельщика», как люди реагировали на тебя? Были какие-нибудь конфузные ситуации? 

Серия была снята за 2 месяца. Я приехала за 2 недели до начала Олимпиады, смотрела, что построено, что необходимо второпях ещё доделать — в общем, снимала эти «второпях». Потом я снимала на протяжении всей Олимпиады, перерыв между Олимпиадой и Паралимпиадой, Паралимпиаду и ещё неделю после нее. Мне хотелось полностью быть в курсе всего происходящего, условно: первой среди болельщиков приехать и уехать последней. Ещё до съёмки было решено, что я буду снимать не спорт и спортсменов, а повернусь на 180 градусов и сниму болельщиков: их жизнь, времяпрепровождение, среду обитания. Для этого необходимо было реально стать одной из них: купить билеты на соревнования, познакомиться с другими болельщиками из разных городов и стран. Утром приезжала в Олимпийский парк или в Красную поляну и снимала на соревнованиях. Далее, до конца дня находилась там, где обычно находятся болельщики: фудкоры, станции и остановки, автобусы и «ласточки», прогулочные зоны, развлекательные парки, кафе, набережные, улицы города и т.п. Поэтому люди на меня реагировали абсолютно естественно. Конфузных ситуаций не было. Были проблемы с проносом штатива на олимпийскую территорию, потому что я не являлась аккредитованным фотографов — я же была обычным болельщиком. Но применив смекалку, я вместо штатива использовала костыли, которые, в отличие от штатива, можно было проносить с собой, и они прекрасно отработали его функцию. 

Паспорт болельщика

Путешествие по русскому Зазеркалью

Алисе у Люьиса Кэрролла потребовалось лишь пройти сквозь зеркальное стекло, чтобы попасть в мир Зазеркалья. Для того чтобы стать равноправным участником новой русской утопии же - XXII Зимние олимпийские игры - в российском городе Сочи, необходимо было приобрести Паспорт болельщика.

Серия «Паспорт болельщика» - это кульминация четырехлетней работы по фиксации и исследованию изменений, происходивших в Сочи и его окрестностях, по мере превращения бывшей советской здравницы в столицу олимпиады XXI века. Основное внимание сосредоточено на наших соотечественниках, которые «вытянули свой счастливый билет» и приехали на одно из значимых событий в истории страны. Россияне, попавшие в олимпийское «Зазеркалье», оказались в современном изолированном городе, построенном с учетом инновационных технологий, криво вписавшийся в кавказский горный пейзаж.

Паспорт болельщика, специальный олимпийский документ, давал возможность своему обладателю посещать спортивные мероприятия, по перемещаться городу на специальном олимпийском транспорте, посещать зоны отдыха и развлечений.

Возникла ли за последние годы в нашем государстве новая идеология, символом которой должен был стать преобразованный Олимпийский Сочи, готовый с радостью принять россиян и гостей страны? Как и в классическом Зазеркалье, новых четко сформированных мифов новой российской государственности обнаружить не удалось. Перед объективом оказалось легко узнаваемая смесь из разнообразных отечественных реалий, почерпнутых нашими согражданами из советского прошлого или с телевизионных экранов. Пожалуй, единственным объединяющим элементом был пресловутый российский триколор: атрибуты советской символики и псевдорусские косоворотки перемешались с гламурными расцветками брендовых спортивных одежд; рогатые шлемы западных футбольных фанов соседствовали со знаменами ВДВ, и апогеем стал один из моих персонажей, на котором была надета стилизованная хоккейная форма сборной СССР и знаменитая шапка-ушанка.

Все это может поневоле вызывать улыбку. Но глупо ли всё это? Странно? Смешно ли? Конечно, нет! Это лишь яркое подтверждение того, что современная Россия все также далека от Запада, как и от Востока, по-и прежнему, идет своим неповторимым путем сквозь свое очередное Зазеркалье.

Сергей Чебатков

Фото из серии: «Паспорт болельщика»

Наверное, у зрителей были особо обострённы патриотичные настроения, почувствовала ты это объединяющее людей чувство? 

Всего однажды на себе я почувствовала волну патриотизма, но, скорее всего, это было что-то общее, так называемое стадное. Это было в день открытия Олимпийский игр. На всех телевизионных экранах, радиостанциях, в кафе и в других общественных местах Сочи шла трансляция открытия. Те, кто не смог купить билеты на открытие, толпились возле всевозможных телевизоров. Мне было важно быть не в самом центре происходящего — на представлении в стадионе Фишт, а поснимать там, где люди фанатеют и гордятся за страну в случайных местах - так я выбрала зал ожидания на железнодорожной станции возле Олимпийского парка. Дополнительно, это мне давало возможность поснимать в конце церемонии фейерверк и попытки людей заснять его же на свои гаджеты. 

Какую фотографию из серии ты особенно любишь? Почему?

У меня есть несколько фотографий из этой серии, которые я люблю, но выделять их не имеет смысла, потому что мне дорог весь проект. А он — это не два месяца съёмки серии «Паспорт болельщика», это шесть лет съёмок, которые продолжаются и сейчас. Для меня это единая любовь к тому, что я снимала, кого я снимала, где я снимала, когда я снимала. Проекту уже шестой год идёт и это шесть лет моей жизни. Время создания проекта совпало с моим переездом в Сочи, потом я поступила и училась три года в Школе Родченко, далее я снимала выпускной диплом (это как раз серия «Паспорт болельщика») и впереди ещё один год съёмки третьей части проекта, а в финале — создание фотокниги. 

Фото из серии: «Паспорт болельщика»

У тебя когда-нибудь бывало такое, что хотелось все бросить и заняться чем-нибудь другим?

Вы знаете, нет — не было прямо так, чтобы всё бросить и заняться чем-то иным. Было десятки раз сомнений: а являешься ли ты настоящим фотографом, а есть ли тебе, что сказать миру, а не профан ли ты? 

Фото из серии: «Паспорт болельщика»

Есть ли у тебя любимые фотографы, чьи работы вдохновляют? Кого можешь посоветовать начинающим фотографам? Следишь за кем-нибудь из современной фотографии?

Да, конечно. Мне кажется, каждый равняется на кого-то в процессе формирования своего авторского видения, почерка или языка. Моими векторами развития является творчество таких авторов, как Хироси Сугимото, Надав Кандер, Алек Сот, Стивен Шор, Гарри Груайар, Энни Лейбовиц, Хироджи Кубота, Йонас Бендиксон. Мне импонирует их визуальная эстетика. А если говорить об иронии и юморе, то, конечно, это: Эллиотт Эрвитт, Ричард Кальвар, Мартин Парр, Мартин Коллар, Райнер Ридлер. А рекомендую я смотреть разных фотографов: от агентства Магнум до тех, кого выставляет МДФ-МАММ (в Москве) и Фотодепартамент (в Санкт-Петербурге). Даже если вы не живете ни в одной из наших столиц, то смотреть анонсы выставок и уже самостоятельно искать веб-сайты или блоги фотографов. И не забывать смотреть фильмы документальных режиссёров и режиссёров игрового кино, визуальный язык которых лежит ближе к вам, чья картинка вдохновляет вас.

Как в целом относишься к современной фотоиндустрии? Замечаешь ли позитивные тенденции?

Я не люблю термин «фотоиндустрия», это сразу что-то коммерческое. Если иметь в виду термин «арт-рынок» или уже «современная фотография» (и здесь я имею в виду не о современности, как о сегодняшнем дне, а об актуальном понимании и нынешнем развитии фотографии), то я очень позитивно отношусь к ней. Сейчас в России, по моему мнению, в авангарде современной фотографии — это прежде, концептуальная фотография. Первична идея, концепт, а исполнение вторично. Но судя по тем или иным статьям, дискуссиям и лекциям зарубежных арт-институций сегодня, в прогрессивных странах говорят о том, что сейчас мы во времени постконцептуального искусства. И здесь первично высокое ремесленное качество работы. Вспомним того же Андреаса Гурски. Эта позиция современной фотографии мне нравится больше, потому что порой сильно устаёшь от обилия концептуальной фотографии второстепенного исполнения. Тебя, как фотографа, это со временем угнетает и расхолаживает. Помимо мельканий идей, тебя ничего не цепляет. А если знать, что ничего нового создать невозможно, потому что всё уже создано до нас, то, вообще, тоскливо. Но мне нравится, как сказал французский писатель Андре Жид: «Все что должно быть сказано, уже сказано. Но поскольку этого никто не слышал, можно все что угодно сказать ещё раз». Таким образом, если условно тиражировать концепты, но делать это в мастерском исполнении, то, можно сказать, намного шире и показать намного больше.

Фото из серии: «Паспорт болельщика»

 

Над чем сейчас работаешь? Есть грандиозные планы на будущее?

Сейчас я снимаю третью часть своего проекта об изменениях в Сочи — это то, что стало с людьми и пространством Сочи и Большого Сочи спустя 2 года с Олимпиады. И, кстати, возможно, эта часть будет не документальной, а, как раз,концептуальной — на стыке фотографии и современного искусства. Из грандиозных планов — фотокнига всего шестилетнего проекта.

И напоследок, можешь дать парочку советов начинающим фотографам, полагаясь на свой опыт?

Верьте в себя, слушайте всех, но принимайте решение о том, каким становится и как исключительно сами. Не дайте бездумно увлечь вас трендам и мейнстриму, станьте сами трендом и новым визуальным языком. И, главное, поймите, что вы любите в фотографии.

Увидеть больше:

www.julia-abz.com

www.facebook.com/julia.abzaltdinova

Share
Наверх