Саша Чайка

Санкт Петербург, Россия.
Сегодняшняя беседа пропитана творчеством и атмосферностью, потому что действие происходит прямо на выставке одного амбициозного, эпатажного фотографа — Саши Чайка. Саш, давай сначала, поговорим о тебе. Ты расскажешь, как давно занимаешься фотографией, как давно ты в фотоиндустрии?

Фотографией я начал заниматься еще в школе, но из-за неуверенности в вопросах функционирования камеры перед другими «профи», я пришел к видео (в этой области вокруг меня практически не было таких «знатоков техники», как в фото). Занимался я кинопроизводством года два, участвовал в Парижском фестивале модного кино ASVOFF, он проходил локально по России. Это была моя первая масштабная короткометражная работа, и в результате я одержал победу на фестивале. А недавно снова вернулся в фотографию, хотя и учусь по направлению кино.

А ты — самоучка, правильно?

Да. У меня вообще изначально музыкальное образование. 

Какую музыку ты любишь?

Я слушаю разную музыку, но в особенности люблю русский, грязный стиль — это, и готический рок в исполнении Агата Кристи, и саундтрек Анастасии Задорожной к сериалу «Клуб».

Значит, ты человек, который начал с видео и плавно перетек в фотографию?

Да. Именно так. Полтора года назад снова начал заниматься фотографией.

Полтора года всего лишь? Ты серьезно? Ты меня не обманываешь? У тебя такой архив, который люди создают за десять лет, грубо говоря, конечно. В чем причина твоего успеха? Ты крутишься, как белка, ты настолько востребован и популярен или тебе просто везет?

Я просто начал, кому-то это понравилось, стал делать фэшн-съемки и понял, что мне есть, что предложить в этой индустрии. Появлялись какие-то идеи, и, одновременно, желание их реализовывать. Потом уже, с поступлением на факультет Свободных искусств и наук СПбГУ ко мне постепенно начало приходить осмысление того, что я делаю и, таким образом, произошел и происходит по сей день мой профессиональный рост.

А расскажи, почему фэшн? Ты напрямую работаешь с коммерцией, и фотография тебя кормит, можно так сказать?

Сейчас я больше зарабатываю на разного рода других коммерческих съемках, нежели на моде. Например, с недавнего времени я работаю семейным фотографом для одних ребят, это очень странно, но они такие клевые, продвинутые чуваки, они уважают то, что мне нравится в фотографии — «вспышка в лицо», все яркое, контрастное, хаос, в общем, я делаю им снимки в таком стиле.

А как эти люди тебя нашли? Или ты их? 

Сначала с ними я работал по заказу журнала «СОБАКА», потом они сами написали, начали следить за тем, что я делаю. В связи с этим, хочу сказать, что соцсети — это важная история.

Расскажи подробно о выставке? Как давно она создана? Кто такой Андрей Глазков?

Я познакомился с Андреем весной. На тот момент он работал начальником домоуправления – отвечал за всякие технические штуки, чистоту стен в подъезд и т.д. Здесь прослеживалась интересная двойственность, потому что на выставке он разрисовывал все эти стены, а на работе он их, наоборот, замазывал. Достаточно забавно. Андрей — мой идейный вдохновитель. Он помогал мне при создании, он — мой партнер, это совместная выставка. Я давно хотел выйти на улицу и заняться стрит-артом, но все никак не мог собраться, сделать это. Андрей оказался для меня неким катализатором, и мы начали работать вместе — мы занимались оформлением уличного пространства, иногда ограниченного (например, будка два метра на два метра). Я печатал свои фотографии, мы расклеивали их на улице, организовывали пространство вокруг нас по-новому. Потом я предложил сделать похожий проект уже в помещении своему знакомому из Loftshoper Store, и он согласился. В четырех стенах экспозиционные объекты получили новое прочтение, замкнутость пространства придала выставке утвердительный характер, насыщенность, как благодаря плотной верстке фотографий, так и цветовой схеме экспозиции. Мне хотелось, чтобы люди прониклись структурой, а не самими переживаниями. Для них эти фотографии, эти образы могут актуализироваться совершенно по-другому, нежели для меня, создавать какую-то новую историю, их личный «бредовый конструкт».

Это название выставки?

Да.

Уже получил удовлетворение от выставки? Ведь со временем отношение к своей работе меняется?!

Было. Знаешь, у Киры Муратовой есть фильм «Увлечение», там Рената Литвинова говорит в конце о том, что момент красоты может длиться секунду, минуту, год, но он все-равно очень недолговечен. И вот, мне кажется, что на секундочку мне это могло понравится когда-то, да. Но сейчас я уже устал это видеть.

See more
{dich}Я предпочитаю дионисийский подход к искусству — когда все рождается в случайности, беспокойстве, аффекте. По поводу серийности, я думаю, что одна фотография оказывает слабое влияние, особенно в условиях современности, поэтому для меня важно сегодня мыслить сериями.{/dich}
А ты назвал бы эти фотографии серийными? Есть какая-то концепция, по какому принципу были отобраны твои фотографии?

На мой взгляд, в ситуации акта творения есть два возможных подхода: первый, когда изначально у тебя есть какая-то идея, и ты ее реализовываешь, осознанно собираешь материал и делаешь что-то запланированное, но мне ближе другой подход — сначала ты что-то неосознанно делаешь — фотографируешь, лепишь, рисуешь, у тебя постепенно начинает появляться архив, и, потом ты смотришь на это все и пытаешься анализировать, понять, о чем твое искусство. Фотография никогда не врет, она может сказать очень много об авторе. Я предпочитаю дионисийский подход к искусству — когда все рождается в случайности, беспокойстве, аффекте. По поводу серийности, я думаю, что одна фотография оказывает слабое влияние, особенно в условиях современности, поэтому для меня важно сегодня мыслить сериями. На использование структуры бреда меня вдохновил курс, который я прослушал на учебе о пяти основных клинических случаев Фрейда. Был такой чувак, Шребер, он работал судьей, и все было окей, но потом у него случилось небольшое расстройство, за которым последовала идея в полудреме о том, как приятно быть женщиной, которая отдается мужчине во время полового акта. После этого он пережил ужасные галлюцинации, в которых его тело разлагалось, он слышал голоса, ему чудился заговор со стороны своего главного лечащего врача (гомосексуальное влечение к которому и привело к психозу), но в один момент как будто все прекратилось. Шребер вел себя, на первый взгляд, достаточно адекватно, но вместе с этим он думал, что должен стать женщиной во имя спасения всего мира. По мнению самого судьи, только он из всего человечества мог иметь контакт с Богом, Шребер чувствовал в себе божественные лучи, которые управляли им. Бредовый конструкт — защитный механизм психики от расщепления личности, в связи с невозможностью удовлетворить свои желания, влечения. Так вот, этот бредовый конструкт создается из всего, что есть в нашей жизни, но некоторые моменты оказываются, искажены в силу влечений. Так же и я, когда работаю со своим архивом — составляю из него что-то новое. Это бред. Но это очень точная определенная конструкция. У нее есть свои причины и последствия.

Саш, а почему у тебя в творчестве присутствует такое количество цвета? Ты — жизнерадостный парень? А может, просто любишь цвет и подчеркиваешь его, нарочито.

Я думаю, это что-то в стиле «больной веселости», sick smile. Я довожу цвет до болезненно кислотного оттенка, в этом ,скорее, больше протеста, злости, резкости. Я могу это сравнить с одним английским музыкальным лейблом PC Music. Они используют поп треки, но, при этом, дико ускоренные, и из доброй конформистской попсы рождается чувственная и темная деконструкция. Happy Hardcore, короче).

Поделись, тяжело быть парнем-фотографом? Конкурировать с девочками-фотографами , которых больше?

Круто, такой гендерный вопрос. На самом деле я об этом никогда не задумывался, в голову приходит только один случай: есть такой журнал Boys by Girls. У них неплохой стилек, и я хотел бы что-нибудь снять для них, но понял, что я не могу ничего туда отправить, потому что главное условие для работы с ними — это твой гендер, а именно — ты должен быть девушкой-фотографом. Невелика беда, конечно, таких журналов очень много, но просто сам факт.

Что для тебя красота?

Красота для меня — это сильное глубокое переживание, аффект. 

See more
{dich}Вообще, я верю в то, что все рандомно и хаотично, нет никакой причинно-следственной взаимосвязи без культурных надстроек, которые систематизируют жизнь — религия, мораль, например. Связь можно только культурно придумать.{/dich}
А бывает состояние, в котором ты не хочешь заниматься творчеством? Творческий кризис? Хотя, для подобного явления ты достаточно молод, как фотограф…

Знаешь, нет. Мне всегда хочется снимать и что-то создавать. Наверное, это главный лейтмотив  в моей жизни. Это единственное, за что я держусь. У меня особо больше нет точек отсчета, ориентиров. Все относительно — что хорошо для одного, плохо для другого. Вообще, я верю в то, что все рандомно и хаотично, нет никакой причинно-следственной взаимосвязи без культурных надстроек, которые систематизируют жизнь — религия, мораль, например. Связь можно только культурно придумать. Человек — единственное существо на планете, которое имеет символическую систему. Культура, символическое структурирование придают смысл жизни, делают ее более полной, это все так синтетично, но по-другому человек не может жить в культурном обществе. Я стараюсь огибать эти надстройки (но это невозможно в полной мере) и жить ,скорее, по средствам своих чувств.

Саш, а какая-то революция в фэшн-мире происходит? Он как-то изменчив? Может быть, в разных городах — разный фэшн? Давай, затронем мировой уровень? Что такой фэшн для тебя, в целом?

Фэшн — это искусство, с одной стороны… Я как раз недавно прочел интервью одного классного молодого русского дизайнера Тиграна Аветисяна, в котором, он говорил о том, что модная индустрия, конечно, лживая, но моду можно было бы охарактеризовать оксюмороном «честная ложь». Создание одежды — это искусство, которое изначально имеет утилитарную цель. Я бы не назвал это обманом — ты покупаешь и носишь на себе произведение искусства.

Что тебя интересует, как художника?

Меня интересует поиск русской аутентики. Это что-то вроде ауры, которая формируется через коллективное восприятие. Сейчас эта аура указывает, скорее, не на современность, а на 90-е и 00-е годы, в связи с появлением на мировой сцене индустрии русской истории Гоши Рубчинского. Россия начала пахнуть романтизмом постсоветского пространства и, сегодня, например, все материалы Dazed о России посвящены панельным домам, рейвам 90-х и, тому, как мы живем с этим наследием. Мне бы хотелось передвинуть акцент на более позднее время, а именно на современность. Как и любая другая культура сегодня — это фьюжн, смесь, наслоение, но, я думаю, можно как-то выделить характерные элементы для русской культуры сегодня и получить из них некий экстракт, выжимку этого грязного, комического, душевного, меланхоличного русского стиля. Мне очень нравится, например, паблик РАСЕЯНСТВО. На первый взгляд, это может выглядеть, как обычный угар над «русскостью». Но я в этом вижу очень аккуратное антропологическое исследование, где антрополог только наблюдает и фиксирует, сохраняя между собой и наблюдаемым некий люфт, дистанцию. Для меня на ступени вдохновения, так же важно такое созерцание со стороны. Однако, как для художника, мне важно пойти дальше — в моем исследовании за этим этапом следует вхождение, взаимодействие со средой (это происходит априори, потому что я здесь живу) и, в конечном итоге, деконструкция, составление из исходных данных  чего-то нового, путем личного переживания, пропускания через себя.

Не могу не спросить: почему Чайка?

Все просто: это моя фамилия в паспорте.

Что читаешь обычно?

Не люблю читать. По-моему, я не прочитал ни одной книги от корки до корки. У меня достаточно быстро пропадает интерес. На учебе приходится что-то читать, но в основном это научная литература, которая мне интересна как с теоретической, так и с практической стороны. Она мне очень сильно помогает в творчестве.

Давай про мечту.

Моя мечта иметь много любимой работы и проводить время с интересными мне людьми.

Раз ты настолько разбираешься в мире моды, наверняка, у тебя есть любимый журнал?

У меня их много.

Ну, давай, похвалим кого-нибудь?

Мм, сейчас мне нравятся Novembre, 032C, Office, Document, Double (я просто в восторге от альбомного формата). Я люблю творчество Оливера Зам, поэтому,  Purple — для меня это классика андеграундного ответвления моды, но при этом журнал серьезного и сильного коммерческого уровня. Из нового, сейчас появился занятный интернет-журнал YOU DO YOU, посвященный агендерности.

Саша, есть татуировки?

У меня нет. Но если я буду что-то набивать, то я подойду к этому как к самодизайну. Мне нравится идея памяти на теле по средствам небольших татуировок. И вот круто, когда их много, как-будто на тебе телесный обтягивающий лонгслив Ed Hardy или MM6 (тут решает каждый сам для себя).

Поделишься планами на будущее?

У меня достаточно большое количество работы сейчас, но я медленно и постепенно подбираюсь к новому проекту, который, скорее всего, будет материализован в виде зина. Скажу лишь синопсис — Парни, Само-аффектация и Фотогения.

Как расслабляешься?

Иногда сплю, а иногда ем экстази и иду на танцы.

Увидеть больше:

PORTFOLIO

DIARY

 

Share
Наверх