Елена Четверик

Москва, Россия.
See more
{dich}Лена Четверик – московский иллюстратор, выпускница Британской высшей школы дизайна и  участница творческого объединения «Типацеха» –  делится тем, что для нее важно в рисовании, и рассказывает, почему не в природном таланте счастье.{/dich}
Лена, можешь представить себя читателям? Как бы ты себя охарактеризовала?

Я художник, а то, что я пытаюсь делать в моих работах, – это еще и быть рассказчиком. Для меня очень важна история, но чем больше я думаю об этом, тем больше понимаю, что история – это очень широкое понятие. Она может быть достаточно абстрактной и не заключаться в каком-то временном развитии. Но при этом всегда, когда я приступаю к работе, я об этой истории думаю. 

Почему иллюстрация? Это влияние детских книжек с картинками или чего-то другого?

На самом деле, я долго прибывала в поиске. Изначально я думала, что я рассказчик, который пишет. Поэтому я закончила филологический факультет. Но во мне всегда было два направления: одно тянуло меня к творчеству, а другое пыталось сказать: «нет, постой, давай найдем что-нибудь прикладное». Поэтому это был филфак, но отделение журналистики. Я занималась ей какое-то время, но поняла, что это не тот способ повествования, который мне нужен. Потом я работала на кинофестивале и думала, что этот опыт даст мне возможность понять больше о кино-процессе. Но создание кино очень сильно завязано на других людях, помимо режиссера, и путь от идеи до воплощения может оказаться очень долгим. В то же время я начала увлекаться детскими иллюстрированными книгами. В Париже я попала на блошиный рынок, где были целые развалы с такими изданиями. Так я начала собирать детские книжки и привозила их из каждого города, где была. А когда ты так живо чем-то интересуешься, хочется и самому начать что-то в этом направлении делать. Я человек, который очень любит учиться, поэтому в какой-то момент я решила поступать в Британку (Британскую высшую школу дизайна – А.Г.). Оказалось, что моему темпераменту рисование очень подходит, у меня получается выразить то, что я хочу. 

Прятки

See more
{dich}На мой взгляд, самое главное – это настрой. И тяжело, когда очень долго ты не можешь поймать этот настрой, и тогда мешает все. Мешает место, мешает порядок или беспорядок. Но настрой всегда в голове, а не в окружающих вещах. {/dich}
То есть иллюстрация – это некий синтез всех искусств, которые существуют вокруг тебя?

Нет, не думаю, просто иллюстрация – это то, что подходит мне. Скорее, мой жизненный опыт подвел меня к тому, что графика оказалась самым близким способом выражения моих идей. Причем слово «иллюстрация» для меня тоже пережило свою деформацию. Сейчас мне больше нравится слово «художник», хотя в нем есть какая-то размытость: художником можно назвать человека любой творческой профессии. Но в нем и больше свободы. 

Чем и кем ты вдохновляешься?

Я вдохновляюсь очень разными вещами. Мне кажется, что самое интересное для вдохновения происходит не непосредственно в той области, которой занимается человек, а в каких-то смежных сферах. Например, когда я делала свой дипломный проект, для меня большим вдохновением стали спектакли и театральные постановки. В том конкретном случае это были Пина Бауш и Филипп Жанти – одни из моих любимых режиссеров. Просто вдохновение, которое приходит, когда я делаю картинку, из другой картинки – очень странная штука. Я, конечно, могу посмотреть на технику в работе другого художника, но при этом у меня есть свой способ работы, и мне странно вдохновляться чужим. Так что смежные направления в искусстве для меня являются большим источником вдохновения. Это могут быть фотографии или книги, которые я читаю, современная живопись, скульптура и так далее. А когда у меня уже есть четкий образ будущей работы, я могу посмотреть работы коллег, которые близки мне по теме, чтобы очертить круг дозволенного-недозволенного.

Встреча

Ты рассказала о том, что тебе помогает в работе. А бывает так, что что-то мешает или что-то не получается?

На мой взгляд, самое главное – это настрой. И тяжело, когда очень долго ты не можешь поймать этот настрой, и тогда мешает все. Мешает место, мешает порядок или беспорядок. Но настрой всегда в голове, а не в окружающих вещах. Бывает, что мешает отсутствие четкого представления о том, что я буду рисовать. Чтобы справиться с этим, я начинаю много писать, чтобы в голове появилась четкая картина того, что я хочу. Тогда потом я могу головой забыть об идее и просто довериться рукам. Когда уже проделана большая работа, руки могут сами руководить процессом.

Ты рисуешь каждый день? Или бывают дни, когда на бумагу смотреть тошно?

Я рисую каждый день. Мне совесть не позволяет делать передышки. Бывает даже, когда встречаешься с друзьями – особенно с теми, кто тоже рисует – все садятся и рисуют друг друга. Но есть разное рисование: осмысленное, когда я рисую какой-то проект и точно знаю, что хочу получить в итоге, и больше похожее на отдых. Например, этим летом я открыла для себя то, что мне очень нравится рисовать пейзажи. Я рисовала их масляной пастелью, они выходили очень яркими и достаточно абстрактными, что не похоже на мою черно-белую графику, но я получала от этого какое-то дикое удовольствие. Вообще из-за того, что у меня был долгий поиск своего дела, у меня есть внутреннее чувство, что я не должна терять ни минуты. Наверное, это чувство и отвечает за мои ежедневные скетчи и рисунки. Поэтому, когда ко мне подступает нерешительность, у меня с ней происходит очень серьезный разговор. Так что, я стараюсь рисовать каждый день. Это неотъемлемая часть меня.

Пейзажи с отдыха

See more
{dich}Когда я рисую маленькую картинку, или делаю большой проект, мне всегда важно это ощущение целого. И пока я его не нащупала, я возвращаюсь к тому, что много пишу. И чувство пустоты может быть связано только с тем, что я пока не очень хорошо понимаю, что является этим целым.{/dich}
Бывает время, когда ты очень устаешь и внутри образуется пустота? Как ты с этим справляешься?

Бывает, что дело не в усталости, а скорее в темах, которые продолжаются в тебе до какого-то момента и однажды могут оказаться завершенными. Например, мой диплом. Мне кажется, что все, чем я занималась последний год, логически вело меня к нему. И когда я его закончила, я поняла, что в нем сконцентрировалось очень много того, о чем я думала в течение года. И когда эта работа закончилась я почувствовала, что все сказала. И теперь я нахожусь в состоянии «нащупывания» дальнейшего пути. Я недавно узнала, что у Михаила Чехова в его актерских техниках есть очень важное понятие «чувство целого». Мне кажется, это чувство относится к любому роду занятий. Когда я рисую маленькую картинку, или делаю большой проект, мне всегда важно это ощущение целого. И пока я его не нащупала, я возвращаюсь к тому, что много пишу. И чувство пустоты может быть связано только с тем, что я пока не очень хорошо понимаю, что является этим целым. Главное, как мне кажется, в такой ситуации продолжать что-то делать, не зацикливаться, а по-прежнему собирать впечатления, пропуская их через себя.

Ты рисуешь, как чувствуешь, или тебя кто-то научил этому? Расскажи про свой стиль.

У меня не было академического образования, я рисую, как чувствую, но, естественно, в процессе я учусь. Но стиль, на мой взгляд, это изживающее себя понятие. Мне кажется, что стиль – это образ мышления. И в этом вопросе я за искренность. Если я начинаю чувствовать, что делаю что-то неискренне, я стараюсь себя одернуть. Я рисую в основном карандашами и углем, но иногда мне хочется взять акварель или пастель. И из-за этого по идее должен возникать абсолютно другой стиль, но я же остаюсь прежней, а прежняя я все равно будет делать ту, свою, вещь, которую она делает всегда. Поэтому мне кажется, что люди, которые работают в каком-то четком стиле, себя именно им и ограничивают, так как переключение на что-то новое может сильно сказаться на их работе. А когда твой стиль – это твой образ мысли, у тебя возникает подвижность. Ты уже не заложник материала, а человек, который делает честные и искренние вещи. И они всегда будут приниматься.

Линогравюры

Что ты считаешь самым ценным в иллюстрации, помимо честности и искренности?

Для меня лично очень важно, как идет работа, ценен процесс. И я понимаю, что, когда я смотрю на работы других людей, я всегда стараюсь в их работах увидеть процесс. Это во многом про темперамент. Если я его не вижу в работе художника, мне непонятно, какой это художник. Темперамент может быть абсолютно разным, он может быть спокойным или нервным, но я все равно хочу его почувствовать.

Ты сейчас над чем-нибудь работаешь или у тебя есть какие-нибудь задуманные проекты?

Сейчас у меня несколько проектов. Во-первых, связанные с сообществом «Типацеха»: сейчас мы делаем новую книгу для «Бумфеста» («Бумфест» – международный фестиваль рисованных историй, который пройдет в Петербурге с 17 сентября по 11 октября, http://boomfest.ru/ – А.Г.), который в этом году проводит ярмарку, где художники могут продавать свои зины (малотиражные авторские книги). Она будет называться «Понятно». Недавно мы сделали журнал «Бумажно», который будет выпускаться каждые три месяца. Еще у меня есть огромное желание доработать книгу, которую я делала на диплом, и я очень надеюсь напечатать тираж. Во-вторых, сейчас я работаю над серией принтов для футболок на заказ. И этот проект мне очень нравится, потому что всегда интересно работать с тем, что позволяет картинке выйти за пределы бумаги. Ведь просто хороший рисунок и хороший рисунок, который стал одеждой, – это очень разные вещи. В моей голове  много идей, но в целом меня привлекают проекты, над которыми нужно много и долго работать. Мне сложнее сделать одну картинку, cложнее –  в смысле скучнее. Мой мозг требует разных задач. Например, в книге я могу решить их все. Ведь там есть история, есть конструкция, ритм. В этом смысле мне было бы очень интересно поработать над оформлением спектакля, от создания образа до полной его реализации.

Ты часто упоминаешь свой диплом. Можешь рассказать о нем поподробнее?

Это была книга про женщину. По сюжету эта женщина становится героиней фокуса с волшебным ящиком, в котором её разбирают на части, а потом собирают в неправильном порядке: голова оказывается под торсом, ноги под головой. И каждый раз, когда части тела становятся на неправильное место, эта женщина вспоминает какую-то историю из жизни, связанную с этой частью тела. Для меня главным вдохновением были спектакли, и цель была сделать эту книгу похожей на спектакль. В ней нет слов, они появляются только в главе про голову, потому что именно в нашей голове рождаются слова, но у меня они представляют чистый поток сознания. И, когда мы смотрим, например, танцевальные спектакли, в них практически нет слов, а все, что хочет сказать режиссер, он говорит с помощью тел актеров, движений, света. Когда ты смотришь такой спектакль, ты что-то чувствуешь, но если тебе не дали программку, ты не знаешь, чувствуешь ли ты то, что задумано, или что-то совершенно другое, своё. И мне кажется, это совсем неважно. Мне хотелось сделать такую книгу, читая, а точнее, листая которую, человек почувствует ощущение танца, побывает на спектакле. Поэтому она называется «Представление». 

А если вернуться к «Типацеху». Вы вчетвером познакомились в Британской школе дизайна. Почему вы решили объединиться? Кристина (Кристина Колесникова – иллюстратор «Типацеха», интервью с которой можно почитать тут: IKONA_KRISTINA) говорила о том, что каждому художнику нужен диалог, всегда нужна компания, где тебя поддержат и поймут. А на твой взгляд, есть еще что-то важное в вашем объединении помимо диалога?

Художник – это такой человек, который сидит один в своей мастерской, что-то делает, а потом показывает результат. Он может работать с заказчиком, с дизайнером, но все равно остается индивидуалистом. Конечно, это такой тип личности, и это даже хорошо. Но оставаясь таким единоличником, очень трудно бывает сделать какие-то крутые проекты, именно потому, что не хватает командной работы. А она на самом деле очень важна. В нашей компании у каждого человека есть свои мысли, взгляды, свой жизненный опыт, и не давать этому всему вливаться в работу – значит обкрадывать её. Да, каждый из нас занимается какими-то личными классными проектами, но то, что мы делаем вместе, получается интереснее, хотя бы потому, что каждый из четырех людей привносит в проект что-то свое. Мне кажется, что возможность работать не в офисе, но при этом в команде – очень крута. Нам вообще сильно повезло, потому что при всей разности мы вчетвером понимаем и дополняем друг друга. Это большая удача.

Работы из совместных проектов Типацеха

На своей странице в ФБ вы выкладываете иллюстрации на разные темы. Как происходит выбор этих тем? Это какие-то актуальные проблемы или случайные идеи?

Изначально мы думали делать 50 на 50: половина новостей, актуальных для всех, и половина того, что происходит вокруг нас четверых. Выбираем темы просто – накидываем и смотрим, какая нравится всем. Это не та вещь, по поводу которой мы созываем консилиум, это скетчи, которые позволяют нам рисовать постоянно и делиться этим, пока большие проекты находятся в работе. 

А вы ведь занимаетесь не только рисованием? Я видела, что вы сняли несколько роликов, например, интервью про идеальную женщину.

У нас появилась такая идея, что к выходу каждого номера журнала «Бумажно», о котором я говорила, мы будем снимать промо-ролик. Так как первый номер был посвящен женщине, мы сняли ролик о том, что мужчины думают об идеальной женщине. А вообще нам очень интересны смежные области, и мы всегда открыты к предложениям. 

Interview Tipatzeha from Tipatzeha on Vimeo.

See more
{dich}Недавно я думала, что есть какие-то вещи, которые, происходят в мире и не оставляют меня равнодушной, но я не хочу их рисовать. То есть для меня творчество не является такой константой, которая дает мне возможность обо всем на свете говорить. И понимание того, что интересно рисовать, а что нет, – довольно неуловимая штука.{/dich}
Ты могла бы определить лейтмотив, который часто возникает в твоих работах? Есть ли тема, к которой ты неизменно возвращаешься?

Наверное, нет, по крайней мере отдельно я её никак не формулирую. В голове у меня есть четкое понимание того, что мне интересно, а что нет. И все, что я делаю, касается меня непосредственно. Проявляется это не в конкретной теме, а скорее в атмосфере, которая возникает в работе. Помимо этого, мне важны эмоции. Недавно я думала, что есть какие-то вещи, которые, происходят в мире и не оставляют меня равнодушной, но я не хочу их рисовать. То есть для меня творчество не является такой константой, которая дает мне возможность обо всем на свете говорить. И понимание того, что интересно рисовать, а что нет, – довольно неуловимая штука.

Как ты думаешь, каждый ли может научиться рисовать, или для этого нужен природный талант?

Мне кажется, что многие люди не занимаются творчеством только потому, что существует стереотип, что творчество, и в частности рисование, – это то, что дается от природы. Я думаю, что от природы даются другие качества, которые позволяют тебе либо заниматься творчеством, либо нет. Одно из таких качеств – внимательность. Рисование – это проявление того, насколько ты внимателен к миру и насколько тебе важно его пропускать через себя. Например, известно, что аутисты хорошо рисуют – у них другая степень внимания к предметам, они замечают гораздо больше деталей и способны запоминать и воспроизводить их. То есть умение нарисовать похоже – совсем не про творческую работу мысли.  Так что, на мой взгляд, нужно быть внимательным и уметь анализировать то, что видишь, а чувство цвета и композиции – это абсолютно развиваемые вещи, всегда можно придумать, как обхитрить свои неумения.

И напоследок, что бы ты посоветовала начинающим художникам?

Будьте внимательны и много рисуйте. Никаких других секретов нет.

Увидеть больше:

VK

behance

“Представление

Share
Наверх